Валентин Колот

(17.09.1933 - 08.02.2011)


Я ПОМНЮ ЧУДНОЕ МГНОВЕНЬЕ

Слеза, хрустальная подвеска,
Дрожит на кончиках ресниц .
Мир сквозь неё теряет резкость
Условных линий и границ
И только радужные краски -
Жар-птицы сказочный полёт.
От красной, полной жаркой ласки,
До сини, стынущей, как лёд.
И ты в энштейновой Вселенной,
Сведённой к формулам стихий,
Откроешь, путник вдохновенный,
Мадонну, музыку, стихи.


АРЛЕКИН

Я - Арлекин. Куда как просто
Развею скуку и тоску.
Наряд мой красочный и пёстрый
По миру собран по куску.
Кто смог со мною поделиться -
Дал бархат шёлк и сукнецо -
Перелицованные лица,
Теперь вы все - моё лицо.
Как птицам крошки из ладоней
Верну в остротах ваш товар.
Хотя и Гоцци и Гольдони
Порой вплету в репертуар.
Толпа, одетая в обноски,
Хохочет - хочет рвать бока.
Я свой в кругу простецком, в доску,
Одна на всех она, доска.
Тут кто на ближних смотрит свыше? -
Акселерат или урод!
Да в балагане из-под крыши
Его величество народ.


ВЫСШАЯ МЕРА
(ода читателю)

Стоит Колизей - музей не музей,
Не то, что во времени оном,
Где был он котлом с азартом и злом -
Ну, тем, что зовем стадионом.
Тут вспомнить хотим: под гору Хиттим
Собралось (так в Новом Завете) -
И ради ж Христа! - Пять тыщ, не полста.
Ввались в Колизей - не заметят!
Сегодня б и он собрал стадион
Насытить хлебами и словом -
Не всё бы гребли мешками рубли
Там "Ласковый май" с Шатуновым.
Вращатели слов! У нас ремесло
И рангом, и риском пожиже:
Кто вьётся, как змей, Ванессою Мэй,
А кто, как "Иванушка" - рыжий.
Хотя, если, рыж ты так, что горишь
Рыжьём
prix Nobel-ным, однако, -
Nobles - он oblige: распятье, престиж…
И - в раку тебя, к Пастернаку.
Поэту - полёт. Не надо об лёд,
Не надо, чтоб в святцы верстали,
Чтоб строчек фристайл на взлёте с листа
Застыл в СКВ, при медали.
Прочтенье - момент, где стих - аргумент,
А спрос - череда переменных.
Вот - нынче возрос. Эх, этот бы спрос
Да Пушкину б, да в "Современник"!
В "Поэзии. Ру" поэтов, не вру,
Пять сотен - совки, заграница.
Сайт - сутки листай. За сутки до ста
Заходов ко мне на страницу.
В он-лайне поэт - незрячий аэд.
В толпе конвергентных Гомеров -
Не с глазу на глаз - теряется глас.
Воздам ли вам мерой за меру?
Знал, что говорил Сент- Экзюпери:
Нет роскоши выше общенья!
Вот строчки - бери. А нам повтори:
Воздам аз и мне же отмщенье.


ВЫ, КТО НЕ ХВАТАЕТ С НЕБА ЗВЁЗД

"В каждом человеке, быть может, убит Моцарт..."
А. де Сент Экзюпери

Вы, кто не хватает с неба звёзд,
Почему вы звёзды не хватаете?
Как всегда на звёзды жадный спрос,
Как и прежде людям не хватает их.
А ведь в небе - только посмотри -
Наперёд, на все тысячелетия
Сколько их, ещё ничьих, горит
Фонарей с обочины бессмертия!
Это не причина - высоко,
Этим отговариваться нечего:
Рви звезду, как ягоду - рукой,
Звёзды ниже роста человечьего.
Что же вы - такой имея рост
И беззвёздно жизни коротаете?
Вы, кто не хватает с неба звёзд,
Почему вы звёзды не хватаете?


СОН

Мне часто снится сон
И в этом странном сне
Я старый серый слон,
И очень трудно мне:
Навьючен на меня удел слоновый
Неизмеримой тяжестью земной.
И что-то там вершится надо мной,
И рушатся какие-то основы,
И рвётся связь времён,
И ясно лишь одно:
Я старый серый слон
И мне держать дано!
Ну, - надо же такому, вот, присниться.
Какой-то ненаучный странный сон:
Парит Земля в пространстве,
Я не слон.
Но вечерами - ноет поясница!


БЕССМЕРТИЕ

Откуда бы - у дерева - душа?
Я верю - есть, я знаю,
Наконец,
Я видел, как, заботою дыша,
В деревья душу вкладывал Творец.
Была его работа нелегка:
Обильно лоб осыпало росой
И набухала жилами рука,
Ворочая у корня пласт косой.
Ты видел сад вишнёвый по весне?
А скрипка - это что же в ней живёт?
Ком подступает к горлу.
И во мне,
Как резонанс, как реплика, и - вот -
Иду и замираю не спеша:
Во что бы перелить, не расплескав?
Мой след, мой вклад - бессмертная душа
И к ней порука - вот - моя рука!


НА ЗАДВОРКАХ ГАЛАКТИКИ

На задворках Галактики, где то
Из-под слоя космической пыли
Первозданную глыбу планеты
Мускулистые руки добыли.
В рукавицы легла она ловко,
Будто век на ладонях лежала -
Вся в щербатых отметинах ковки,
В серой корке недавнего жара.
В ней таилась добротная тяжесть
Заготовки большого чего то -
Ни лица нет, ни профиля, даже.
Так и просит - возьмите в работу!
Есть к чему приложиться руками,
Руки здесь повозиться могли бы.
Руки молча погладили камень
К ним в ладоши уткнувшейся глыбы…
Где то рядом укрыт под золою
Первый шаг за порог по дороге.
Ладно - будешь планета Землёю.
Лепят землю и глину не боги.
… Ты Землёю хотела - и стала.
Космонавтам позируешь в люки!
Повезло тебе, в самом начале, -
Ты попала в хорошие руки!


ГОЛУБАЯ ПЛАНЕТА

Со стороны Земля- и не земля,
А сплошь вода - матросская планета,
Где не идут от берега моря,
А в море затерялись части света.
Разыскивали земли моряки
По островку, по камню, по карату…
На голубой воде материки -
Горсть камешков воды голубоватой.
Нарезал их простой своей резьбой
Безвестный мастер - босоногий пахарь -
И резать глотки стал за них разбой,
И космонавт, на Землю глянув, ахал!
Из Космоса Земля - и не Земля:
Играет в камне радугой работа!
А океаны всякие, моря -
Всего лишь капли пролитого пота.


ПАМЯТНИК

Каменотёс настойчиво гранит
Нас долотом из самой крепкой стали.
Роняя искры рубится гранит.
Ровнее грани тёсаные стали.
И, вот, он - не лощенный, как паркет
До пустоты зеркального сверканья -
Увесисто прикинутый в руке,
Рождается рабочим серым камнем.
Его дорога - улицы мостить,
Плечо к плечу идти булыжным строем,
Дугою гнуть под радугой мосты,
Взвалить на спину тяжесть новостроек.
Один для крепостей и баррикад:
Весомый аргумент берут в карьере.
Напрасно постаменты свысока
Относятся к его земной карьере:
У всей зелёной бронзы на виду,
Не оплатив бессмертию рыданья,
Булыжник в землю попросту кладут -
Краеугольным камнем мирозданья!


У ПАМЯТНИКА НЕИЗВЕСТНОМУ МАТРОСУ

Отсюда начинается земля
С дорогами её и городами.
С упрямством рук на ободе руля
С улыбками, что помнятся годами.
Неровные обрывы берегов
Рыжеют как музейная бумага.
Здесь оттиском приложенных врагов
Заверена военная присяга.
Под нею оборвались имена
И, без владельцев, медленно истлели.
Здесь соль земли - да сохранит она
Нетленными дырявые шинели!
Над пядью той расстрелянной земли
Гремят раскаты вечного прибоя
И встал штыком матросский обелиск,
Оберегая небо голубое.
Здесь в караулы заступают дни:
Замрёт да так румянцем и зальётся,
Когда тихонько звякнет о гранит
Начищенное бронзовое солнце!
А мы, приди сюда в такую рань -
И мы бы тоже, верно, увидали,
Как волны ткут муаровую ткань
Отцовской нетускнеющей медали.
А слева - вслед дымам и кораблям -
Глядит моя рабочая Пересыпь...
Отсюда начинается Одесса -
Отсюда начинается Земля!

Rambler's Top100


Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru