Мария Малиновская


***

Я женщина - пишу через любовь,
Целована не Богом, ох не Богом…
Он бреет лбы - Он не целует лбов,
Желая сделать Блейком или Блоком.

Я женщина, а значит - "я другой".
Кинжал в бою - язык в миру - раздвоен.
На песенной Руси - еси изгой -
И самый первый, жалом певчий воин.

Бегут остатки склоченной толпы,
Какие песни?! - с низким визгом - к жёнам.
Одна, как Бог, жена целует лбы
Навек умолкшим, ею поражённым.


ГОНЧАЯ

Гончая-гончая, шубка горящая,
П
о снегу, по ветру, женской рукой
Повод натянутый, снизу смотрящая
Смерть - начеку - под ладонью мужской…

Гончая, белая гончая, выследи…
Страшная сила выходит на лов!
Гончая, будь мне - молитва… И ввысь лети!
Ноги бывают правдивее слов.

Миг укради мне - чтоб руку родимую -
Накрепко! Ляг под призывной пальбой,
В пасти добычу зажав невредимую, -
Смерть заметается перед тобой…

Вспомнит, рванётся, пугнёт приближением -
Но далека, далека, далека…
Женской ладони чуть явным движением
Слабо ответит мужская рука.


***

Горят костры. Во тьме безлюдной
Горят костры. Наш мир приблудный
К Богу…
И Он не первый, до Него богов
Мы знали много. Это мир бегов,
И всё в нём беспризорно одиноко.
Горят костры в заброшенных полях,
Горят снега в безбожной лихорадке,
И миг по ним проходит, вечно краткий…
С горючими слезами на углях
Горят костры. Давно стоит Земля.
Стоит в стакане время, увядая.
И сходит беспризорная святая
За огоньком в безлюдные поля…


-PHRENIA

Река подсознания - рою колодцы
И поднимаю вёдра цветов.
Больно цветам о ладони колоться.
В реках цветов нет судов, нет портов -
И нужно едва ли не больше веры,
Чтобы пройти по лепесткам.
Бабочкой - прежде сойдя по пескам,
Бабочкой - выбравшись из атмосферы.
В реках цветов есть свои речения,
Все мне знакомы наперечёт.
Узких моллюсков по дну черчения -
Так подсознанье моё речёт.
Мысли-утопленницы подсознания,
Стойте, речные его стрекозы!
К рекам цветов не ведут откосы -
В них обрываются ниспоминания.
Вёдрами воду ношу из болотца.
Люди толкуют, что много воды…
Верите? - не для себя - для колодца.
Я поливаю на дне цветы.


РАССТРИГА

Пересилит и злобу, и стыд,
Не испустит ни вздоха, ни крика -
Так Поэзии бледный расстрига
Попрошайкой у Храма стоит.

Отчуждённый, небывший Великий,
Не войдёт - лишь глядит из дверей
На Поэзии пономарей,
Прихожан и священные лики.

За плечами пылают места,
Где навеки отсохли мои два…
И мучительно нежит молитва
Неподвижные боле уста.


***

Разведи у меня на спине костёр,
Брось на него кабанью тушу,
Брось на него человечью душу.
Поставь шатёр.
Колышки глубже в ладони вбей,
Садик устрой зелёный -
И закровавеет средь зыбей
Вечносолёный.
Воду дадут два истока - пей,
Но не глядись - то глаза,
Сбоку смотрящие из зыбей
Синие безобраза.
Стадо пусти на меня - тяжелей,
Злее, тучней быков,
Пусть не оставят и позвонков,
Всех пригони, не жалей.
Скоро тебя похоронят во мне,
Всё раздробив киркой.
Встанет твой крест на моей спине,
Лёгкий, простой такой.


***

Крылья мёртвые, запылённые,
Грустный груз мой и груз торжественный,
На Земле - атавизм божественный -
Крылья, горечью опалённые.

Тяжесть в перьях, навек спрессованных…
Знак святого происхождения
И Господнего вырождения -
Пара крыльев парализованных…

Их бы выломать - да не выломать.
Крылья мощные - виснут жертвенно.
Не от них ли, холодных мертвенно,
Как на кладбище, в родах выла мать?..

Поджигали мне крылья факелом,
Продевали их в клетку зверю - ешь!
Но пока ты последний веруешь,
Остаюсь чудотворным ангелом.

Rambler's Top100


Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru