Оцените материал
(0 голосов)

Вилли Мельников


ШТУРМАН ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОГО ПЛАВАНИЯ


ЛАНДШАВТОПИЛОТ

1.

Меж-тенье ищет корм,
где проседь старой штольни;
вулканный канул шторм
в атолл первопрестольный.
Прорoчень трудно нам
запрячь коней днём прежним.
Шайены вьют вигвам
в глубинах, где рубеж нем.
Подхолстье стёрло бред уж –
цигун акул в лагуне.
Пролить бы в Назарет тушь,
срывая крылья втуне…
Наследственны за-снежья –
проделки Дэ-эН-Кармы,
и из шафрана в бежь я
бегу, где вместе дар/мы.
Мираж неразделистьев,
не-раз-ветвленье кроны;
где охраняет чисть лев,
дожди огнепоклонны.
Окутан берестою,
как солью – гнев прибоя…
Пусть я того не стою –
все-гидом быть героя!..
Слагает снегопадрес
из фонарей конверты,
грунтуя невпопад лес
пред-знаний, чей мольберт – ты.
Тлей, семафор, в тонах
последней электрички!
На расписных челнах –
дуэт: «Сарынь-на-Кичке»!..
Изплёсья колеи –
колосья колесницы;
ладья – без боли и
ей парус не приснится.
Предотвращeлин зыбь,
незаверШивы танец,,,
Сквозь сепию просыпь
прощанья стран и странниц!..
Капризнанных регин
брэйн-трон не тронь, столб Лотов,
глотая ностальгин
дворцовых приворотов!,,,
Метан-метанья сладки?
Так сшей скафандр из ситца!
В окладах – неполадки,
и не в чем возноситься…
Предел палитры взбeлен:
сусально-злое злато
снесённых виноделен –
шальная лемниската…
Размазался огня блик,
дымя изображaдно.
Под Вечность припомaжь лик,
Вневрeмью бросив: «Ладно!..».

2.

«Рудра нам – не ровня!» –
проповедуй стерху
в час, когда часовня
рухнет дверью кверху.
Пeтроглифье Наски –
пост-апостол стали;
переводы сказки
вновь не доверстали!..
Протекторат надежды
гарцует вне закона,
смирительные вежды
соткав из силикона.

3.

Склей алтарь в предзальном виде
из перил самовлюблестниц;
отдохнёшь на Немезиде,
сном смывая липкость-лесть с лиц!
Наледь нa людях искрится –
платит тьме монетой блёстков.
За премьерою провидца –
взлобье жалящих подмостков.
Бухта сумерек причальных –
кровь затопленного флота;
цeны в спёкшитхся Аралах –
Ихтиандрова банкнота…
Звон бессилья порцелана:
меч – из глаз, да щит – из меди!..
Весел изгнанный из клана
Плач ревнивой избавлeди!,,,
Заклинаний клинья-горстки:
Жанна Древа неизменна;
чудодейственны напёрстки
вышивальщиц из Компьена!..
В воспроизводiвном CiDi
иссушаешь трэки-реки?..
В раскруглiвшейся апсиде
век смежения – навеки.
Культ до-бычий стал добычей,
излучением из правил.
Маг разменных безразличий
зазеркaлиби составил.
Искаженья скажут: «Как же!
Одис’seiko-час – циклоп-масть!
Ископыть же махараджу,
золотая антилопасть!».
На бумаги льются саги:
волшебствoля – не ошейник!
Иль глотни амриты, Браги,
Или к вечности пришей миг.
Здравоядный, пой стихищно,
слаще – в плащ А’рифма-фейский!
Учим говор пепелищ, но
не забыли арамейский…
Ледяная плеть для дна я!
Кали-вьЮга вьёт негромко.
Встала в ночь роль проходная –
в позы ёмкие позёмка.
Монолит молитвы вязок –
Велимир мирроточимый,
до пересмыканья связок
от надежд неизлечимый.
Гуру-маны башен донных
дуют ввысь: сквозняк – вот речь их.
Дни святилищ безоконных –
Волки стай благословечьих.
Преткновение – не камень;
предков веянья – не веер.
Усмехнись издалека, Мень:
поистёрся душ конвейер!..
Искушениям Скорсезе
поклоняйтесь Бого-ловно!
Заиконные про-резы –
боль не агнца, лишь овна,,,
От провидцев откровенья –
взоров взорванные чарки;
в свитки света представленья
заверни свечей огарки.
Чти святое расПисанье
календарных про-из’шествий;
наше пение Афгaнье
уж давно надел на шест Вий…
Евадaмы стали строги,
эмигрировав из рая;
там-всё-можня – на дороге
в гарь-гарем Бахчисарая.
Подкрадусь к преданий краю
Карадаговых догонов;
В кару их врасту-растаю
в штиль забытых телефонов…
Кабаре-«Вольтер»-барьеры,
берегите шансоньервы!
Эроптiчьи сваровeры –
Минные поля Минервы.
На парад-аллегро скалясь,
бьёт циркач земной поклоун,
чтобы трюки не сорвaлись, –
как попытка сжечь Хэндж-Стоун;
чтоб костры морозной ночи
не сожгли твои ресницы,
перуанских виракoчи
грея мёртвые границы.
Ставни окон исхудавших
изглодали растолстeны.
Холостые холода в них
дверят в лестничьи измены.
Восклицанист-калий шляха,
многоточия обочин…
Дикая охота Стаха:
вход в ключiсла озамочен.
Вновь вгрызается в бойницы
эго завра нарезного.
Былью пыли соблазнится
Вёрткий безнаКазанова?..
Почты ретро-Петроградной
штeмпельмeни – дань гламуру.
Отпевая дверь парадной,
дай на чай конСьерж-Гинзбуру!..
За медвeжливы манеры
роща ценит лесоруба.
В брак вступают браконьеры:
из дубков сруб, не из дуба.
Их тотем пречистоплoтен,
их мазки акрило-крылы;
избегают тех полотен
Мефодичные Кириллы…
Трубный день самоуБитлз:
Ринго Старр – не Ричард Старки!
Долю требуя, ваш идол’s
дарит с-громные подарки…
Ночью ждут не дни, а днiщи:
вдруг взгордится в-три-перста гном? –
трепеща, попросит пищи
на наречьи иностадном,,,
«Мух амор – лукавый Локи!» –
стонут фрики. Стынут крики:
«Не осклeпнет Oдин oкий
на пути из Гардарики!..».
На садящихся в маршрутку –
сито-сотовы восторги.
УтконОсвальда как шутку
представляют Бесс и Порги…
Продуцируя строк стронций,
овладевши карма-йогой,
крокодил, пожравший солнце,
не испeплится изжогой,,,

4.

Ракето-кокетливы
станции-дивы.
В пред-завтра билет –
Сумерeчитатiвы.
В снежайшую тюль вы
одеты, за-брежья,
для конунга Гюльви
открыв чрез-рубежья.
Надежды на «где ж ты?» –
копеечный опий;
Молчат Будда-пешты –
ксенон ксерокопий.
Отзначья тая, тать
Встреножил страну – и
очелья не спрятать
в лесах Рапанyи!..
Месть друга – пред-местье,
как джокер – пред-мастье;
любимых не съесть и –
спасти в безопaсти!,,,
Где сплещутся стропы –
отказ гравитаций;
разбиты канопы
о пьяные пьяццы…
Разодраны одры
воскресших восстаньем;
хрипят клавикорды,
но автор моста – нем.
Искусство из скунства –
для фарша фуршетов.
Осмеяны буйства
отбитых обетов.
Оправлены правки
в докладов приклады.
Где удаль удавки,
сожжению рады!..
Десертные действа
утратно-утробны.
Святые семейства
Индeеспосoбны.
Над Понтом Эвксинским –
понты ксено”Форбса”;
послушен токсин-скин
в краях друко-творства…
Трясь гривою, гривна –
мясистая месса,
Салгир поразлiв на
хребет Херсонеса.
И в Самоотстyполь
Грядём из грачья мы;
арбитр не туп, коль
игра – вне ничьямы,,,
Незрiмляне просят
Ти’Берия типа, –
аффект Феодосят
под дрожь Казантипа.
Чтоб степью не топать,
Босфорно Европь,
стряхнув Перекoпоть
в Сиваш-автостoпь!

5.

Рада рассмеЯлта
Овдовeщим Лотам;
пейте чай средь гвалта
с Коктебeльгамoтом!
С бурями повздорь я –
Греттир сточит меч;
у Разлyкомoрья –
Фрейя первых встреч…
Ледой отбатрачив,
спит вДали Градива,
чииз!ла Фибоначчи
округлив глумливо.
Гуще подбирай фон,
августeй опричь лица!
Лордно улыБайрон
любит стиль “яичНицца”!..
Выручает опыт:
рыть укрытье – грoт-стих
под нерасшифрoпот
хроник Новгородских,,,


ПАССАЖИР ТОВАРНЯКА

Дожить бы до жита – речей укорoчия,
чьи в джине-с-дальтоником краски раствaрены!
Заснежье приклею ручьями как скотчем я;
в кольчугах из призраков – Змеи-Тугарины.
Прикрылья болят распростёртьем от кондора;
зависли завистливо тучи-обмылки.
В Граали прогалин не впейся, дракон-жара,
пока матриарх не вернётся из ссылки!..
Достанется ль мне досвидaль как ограда?..
Стык рельсов – дефис-тире – прочерк скитаний.
Из комы искомой – escape-эскапада:
то стая пустая безГамлетных Даний.
Не пара ли зову – молчь? Парализован
Аз-солью осыпанный цвет сахаризмы,,,
Апостроф-апостол всемoлвьем подкован;
не дoрассказaл о богах Арамис мой!..
Порыться бы рыцарям в цифрах грибницы,
от родо-дословных отчистив от’даты!
Правдиво-проворны Прованса провидцы;
объедками меток объекты объяты.
Привольно поводьям, коль нет водiя!
Кураж пассажирки – не страж от угона.
Так будь осторожнее, выходя
из последней двери последнего вагона!,,,


ГЛОБАЛЬНАЯ ПОТЕПЛЕСЕНЬ

Крича: «Из неба сделал цепь я
Вселенной!»,
отрепетировал отрепья
блаженный.
Пробиться б к лицам да
и вылиться в звоны,
чьи преподобные блиц-Ра
за-амвонны…
Слепых со-глазны — зрячих боль.
Прото-просто
изгнать из душ финaлкогoль
Алконоста!..
Кто притворится в плуто-платье
ноктюрном,
сошьёт романс в формате
максиатюрном.
Пляшет с Enter’ом админ;
сайты ржавы.
Воздержaлость — витамин
для державы…
Нанизай на зависть-нить
кланы клонов,
чтоб взбеСириус излить
на догонов!
Свою стать как тень листать
может screen-rex,
чтоб разборчивей писать
сохранiндекс.
Грёзы вегетарианца
колбасны,
если сладости — из ранца
Бокассы.
Хроникёры-био-графы,
фас древность!
Воспоют полу-Пиафы
Озверевность.
Поперчи для Элжбет Батори
кровье:
его пьют при императоре
двое.
Инкубаторно бояре
едины,
если в клире-кляре —
простолюдины…
Настояний льёт щемящая
вера:
браво!мыслие творящих
Кольбера.
Офицeрен целе-видец
в Э’роте;
рассуждай, скелeтописец,
о плоти!
Спамять дремлет
на отшельнике праздном:
он венцам не внемлет
бракообразным…
Одеянья “Один-Ноль” —
Съезд одёж, но
гол защитан: гол король
безнадёжно.
Песнь друида взникновенна
средь рощ…..дно
мантрацiтом топят
дзенно и нощно.
Жди рассвет, шалея
в клятвах дикарки;
на конверт Энея —
сумерки-марки…
Улетайте лету вслед,
о земляне!
Ведь не греет бред
во Теночтитлaне!,,,
Скарбы скорби отнесу
не в печаль я,
не изрезав на весу
изначалья.
Краски судоргой свело
чёрно-бело,
чтоб расцветить эНэЛО
Розуэлла.
Узаконены летa;
узы — конны:
доскакать бы до кита
в честь Ионы!..
Средь хлебов найхрусткий чин —
у печенья: —
отвлеченье величин
от влеченья.
Разлинован вкось ковбой
школьной парты:
в нём смеётся над собой
воин Спарты.
Оберегом вскрыв ладонь,
брошу брошь я
в пепло-ряженый огонь
скоморошья.
Не для молний гимна —
сточная туча;
не взаимно
мракобeссомемyчо!..
Научи молчанью младь —
визго-ловье:
в эпитафии вживлять
пряди-словье.
Преиспoлночи-без-пять.
Со звучаньем
никогда тебе не стать
примечаньем.


ПРОВОЖАЯ СЕБЯ,,,

На платформу – форм расплату –
мажу масло-электричку.
Ноосферен Носферату –
боль-терьер, забывший кличку.
Щелевизор не включёткий
счастлив на размытьи кадра.
Лузы знай наперечёт, кий –
шaрье нестабилиарда.
Пересохшими дождями
окропи иконный складень,
отмолив в подзвёздной яме
нoчевидный осознaдень.
В целевиденье прицелься:
недосoзнанна поэма!:
мановеньем монорельса
рви письмо матроса Немо…
Изувeщаны возмeстья –
дробо-драйвы древоврoстий.
Окажи потомкам чeстье
переплётом между-мостий!
Не взовьётся слуха слава,
сколько песен ни терзай мы;
гасит остров Окинава
нарезные разгрызаймы,,,
Объясниться бы с Десницей
на наречьях сотворений!
Грани раненой границы
обескровит лекарь-терний.
Неотвязна прилепамять:
режет без наркоза-ностра;
хочет прошлое стопа мять,
да ходить по астрам остро!..
Город-дог. Шоссе-ошейник;
ублажи ещё-анкором,
прогоняя свой взашей ник,
сгинув в проходящем скором!..
Стекловатою сугробов
обжигает снего-нега.
Гороскoпыт гложет Глобов,
как Сахара – туарега.
Амазонок кружит стайка:
карамелька да помадка!
В беспородный космос, Лайка,
ты заброшена и-кратко!..
Без обложки атлас-лассо  –
телефонник pray’исподней,
чья молитва – вскричье «Асса!» –
иссыхает полноводней;
если заморозки в Зaмке
исстекляют Землемера,
с’пешно пробиваясь в дамки
лестью шефам шифоньера.
Взрезонaнсы обезболить
лучше глушью, – да не тот сон!
В кредо кролика раздoль лить
постыдитесь, мистер Доджсон!
Искурив ветвей утрату,
задуваю спячно спичку;
на платформу – форм расплату –
мажу масло-электричку,,,

Прочитано 1740 раз
Rambler's Top100


Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru