Наталия Тараненко


ИЗ СБОРНИКА «ПИШУ СТИХИ СВОИ КАК ДНЕВНИКИ»


***

На тысячи сердец и рук разбит,
Раздроблен мир, и нет ему спасенья.
Расколотый кристалл не возродит
К единству безотчётное стремленье.

Наш мир - тюрьма. Привычна тьма глазам:
Мы собственного узники сознанья.
Как выразить бывает трудно нам
Свои неизъяснимые желанья! -

И глохнет крик за дрогнувшей стеной,
И эхо бьётся, словно в клетке птица...
И лишь искусство льёт свой неземной,
Прекрасный свет в окно живой гробницы

Для тех, кому постыла эта тьма,
Кто жаждет так неистово прозренья, -
И солнцем наполняется тюрьма
В высокое мгновенье откровенья...

Мы тянем руки... Пусть не исцелить
Нам мир, где разобщённость правит властно,
Но как друг другу жаждем мы открыть
Всё то, что в нас божественно прекрасно!


АЛЕКСАНДРУ БЛОКУ

Безумство блоковских стихов...
В руках безжалостных вампира
Исполосованная в кровь
Трепещет плачущая Лира.

Отметил ли твои уста
Проклятья знак? Ты смертным не был...
Испепеляет красота,
Тобой украденная с неба,

Неистово поющих строф.
Созвучья страшного блаженства!
Трагедия безумных слов,
Которым имя - совершенство...

Отчаяньем ослеплена,
Отвергну подвиги и славу.
Неужто жизнь на то дана,
Чтоб пить безумия отраву?

Я вижу горестный бокал,
Смиренной поднятый рукою,
И демонический оскал
За лучезарною строкою...

Молебный колокол, звеня,
Несёт безумие по свету...
Я утешаюсь: есть поэты
Ещё безумнее меня.


ШЕКСПИРУ

О человеческой природе

Невежество младенческое свято,
И старость - оправдание глупца,
И молодости пылкость виновата
Во всех грехах зелёного юнца,

Как виноваты в праздности - усталость,
В нечуткости - забот тяжёлый груз...
К самим себе являет наша жалость
С жестокостью воинственный союз.

В никчемном споре виновата вера
В полезность наших знаний для других,
В презрительной брезгливости - холера,
И в зле - тщета намерений благих,

В распутстве жён - изменчивая мода,
В упрямстве мула - вера в абсолют...
Всё это человеческой природой
В простом определении зовут.


***

Там нет любви, где движет всем корысть,
Богатство окружается почётом,
Где дружба с лицемерием слились,
А чувства подкрепляются расчётом.

Охотней дайте руку тьме ночной,
Чем другу, чьей не верите ладони.
Не воцарятся счастье и покой
В том мире, где предательство в законе.

Неужто одиночество страшней
Вражды, с которой время примирилось?
Не легче ли прожить среди камней,
Чем с тем, чьё сердце в камень обратилось?!


***

Лишь отодвинув смысл на задний план,
Чувств истинных игру постигнуть можно.
Для пойманного логикой в капкан
Весь мир отравлен пониманьем ложным.

У начисто лишённых смысла слов
Не перечесть всех граней осмысленья,
Но столько же встречает тупиков
Того, кто ищет в них одно значенье.

Причина - цель... Но в логику тайком
Обратных связей путаница вкралась.
Из диалога курицы с яйцом
Восстановился первозданный хаос.

Гармонии сплетённых рук цена
Никем не предсказуема заране...
Целительный бальзам - глоток вина
Сознанию, зажатому в капкане.


***

Бросили в воду - и я поплыла,
Бросили в воздух - и я полетела,
Бросил любимый - и словно смола
Тяжестью в венах сковала мне тело.

Сколько развилок на линиях рук!
Словно мне руки опутали сетью,
Словно оплёл паутиной паук,
Словно ладони исхлёстаны плетью.

Вправо пойдёшь - там, как сны, миражи,
Песни нирваны, объятья дремоты;
Слева - слащавая музыка лжи,
Мнимого счастья фальшивые ноты;

Прямо - отчаянной правды тоска,
Горечь скитаний и чёрствого хлеба,
Жгучая боль - от носка до виска,
Крик откровенья, расплёсканный в небо.


КАЛЕЙДОСКОП

Не лги себе - пусть так доступна лесть,
Открой глаза - пусть так забвенье сладко,
И будь самим собой, таким как есть:
Кричащим воплощеньем недостатков.

Не добродетель - к истине ключи.
Как жить, своё бессилье презирая?
Свет искажённый соберёт лучи
И воссоздаст на миг картину рая.

Калейдоскоп... Загадочна игра.
Твоё воображение - сатира.
Фантазии кривые зеркала
Уводят нас от видимого мира.

Пленительны жеманные цветы,
Но жертвенность - в их тонкости дрожащей.
Как ранит взгляд виденье красоты
Своей бессильной сутью преходящей!

Не лги себе, хоть так доступна лесть.
Раскаиваться - a posteriori -
Едва ли делает кому-то честь...
Не стоит жить с самом собой в раздоре.


***

Неисчерпаем мир чудес,
Но так далёк от нас.
Не дотянуться до небес,
Взобравшись на Парнас.

Не воплотить свою мечту
Ни в камне, ни в холсте,
И не увидеть свет кроту
В бесправной слепоте.

Пусть вечный двигатель найти
Удастся хитрецу,
Но время на своём пути
Его сотрет в пыльцу.

Как ни мила страна чудес
Для изумлённых глаз -
Цинизма и неверья крест
Проклятьем лег на нас.


О НУЛЕ

Условность?.. Свет несбывшихся чудес -
Как в рамке траурной, в порочном круге.
В едином росчерке - яйцо и крест,
Бесплодия напрасные потуги,

Цыплёнок неродившийся... Увы,
Не всем на этот свет дано родиться.
В разреженность холодной синевы
Уводят к небу поднятые лица.

Навязчивою мыслью будит нас
Недостижимость вечного покоя,
И в тьме, почти губительной для глаз,
Необратимо блёкнет всё земное.


О СРЕДНЕМ АРИФМЕТИЧЕСКОМ

Есть точка между небом и землёй,
Которая роднит их воедино,
Как будто луч - пронзительно живой! -
С названием холодным - середина.

В нём - резонанс едва задетых струн,
Что зазвенели грозным водопадом,
С вершины покатившийся валун,
Задетый птицею, присевшей рядом.

В нём - умиротворённости ступень
И вместе с тем - живое нетерпенье,
Прозренья свет - и отреченья тень,
Восторженный полёт - и смерть паденья.


ОГНЕННЫЙ ТЕТРАЭДР

Бессмертным грекам воздавая дань,
Я мир построю на четвёрке звёздной,
В которой созидательная грань
Соседствует с началом смерти грозной,

В которой первый правильный объём
Уже многозначителен и сложен
И целится отточенным крылом
К той точке, где познанья смысл заложен.

Покоящая мир в шести руках,
Любви четырёхлицая богиня,
Зажегшая бессмертия очаг,
Возвышенна в любой своей вершине.

Гармонии излюбленной верна,
Хранящая огонь первоначальный,
Она ото всего отделена
Поверхностью сверкающей зеркальной.


МИР ОТРИЦАТЕЛЬНЫХ ЧИСЕЛ

Ах, какой он, зазеркальный,
Мир волшебный, мир печальный,
Мир загадочный и странный,
Недоступный и желанный,
Отделённый от сознанья
Полосой непониманья,
Но от нас неотделимый
Мир гармонии незримой?
Гибельного рассужденья
Недосчитанные звенья,
Сна обманчивая ласка,
Лунного затменья маска,
Тайных чувств многоголосье,
Отблеск истины - в вопросе,
В сводчатом церковном зале -
Гимн божественной печали,
В зеркала прозрачном глянце -
Смутный облик чужестранца,
На пути канатоходца -
Шаг, с которым он сорвётся,
Неизбежность искажений
Отраженья отражений...
Мир несбывшихся желаний,
Мир превратных толкований,
Мир неведомых сомнений,
Скрытый от прикосновений,
Недоверьем очернённый
Светлый мир потусторонний.


О БЕСКОНЕЧНОСТИ

О, есть ли неразгаданности имя
Среди имён бессчётного числа?
Тех далей, что зовём мы голубыми,
Прозрачность так божественно светла,

Но нам открыта лишь для созерцанья
И дальше, чем за тысячью преград...
О, есть ли откровенью оправданье
Там, где, ликуя, блещет маскарад?

О, есть ли переполненности место
Среди забот и радостей людских,
Иль суждено ей умереть безвестно,
Засушенной в страницах древних книг

Загадочною замкнутой кривою,
По существу не понятой никем?
О, есть ли имя этому прибою,
Стучащемуся в грудь, но лишь затем,

Чтоб слишком ярко озарить мгновенье
И навсегда покой и сон отнять?..
О, есть ли имя этому волненью,
Которое в словах не передать?..

И путь непоправимо быстротечен
И к нам порой безжалостен наш век,
Но мир необозримо бесконечен,
И бесконечен в мире человек.


ПОЭТИЧЕСКАЯ ПАЛИТРА

В бедных кварталах Торонто
Жёлтые лица,
Райские птицы,
Знойная скука,
Тень от бамбука,
Как во Вьетнаме -
Шляпы с полями,
Зонтик для пляжа,
Веер с плюмажем.
А на панели,
Словно газели, -
Жрицы порока,
Девы Востока,
Взгляд с поволокой, -
Смотрят жестоко -
Не оробели -
В чёрные щели...
Всё по дешёвке:
Маков головки,
Карты и свечи,
Смуглые плечи,
Пряности, сласти,
Будды в запястьях,
Приторный, мятный
Дым ароматный
Свежего чая,
Ткань золотая,
Лёгкие блузки;
В улицах узких -
Там, где потише, -
Запах гашиша...
А над дворами -
Храм с куполами
Башен извитых,
Солнцем залитых,
Словно карета
Жёлтого лета.


ВЕСНА

Весна - стихия без границ -
Неисправимо прихотлива!
Деревья ловят в сети птиц
Из синеструйного разлива,

Пришедшего издалека
В ладони чистою волною,
В котором, пенясь, облака
Сверкают яркой белизною.

Какую понесли сирень:
Руками обхватить едва ли,
Её, наверное, весь день
С куста душистого ломали;

Взлохмаченная после сна,
Фатой увенчала зелёной,
Сиреневая седина
Пленяет женственностью томной...

Как вымя - солнце, и теплы
Лучи, как молоко парное.
Весною сумерки светлы -
Молитвы чувственны весною.


ИЮНЬ

Июнь чертовски мил... Каков шалун!
То ластится дождём, то зноем брызжет
И бликами, как тысячами лун,
Асфальт шершавый сквозь деревья лижет.

Со мною рядом - странный паренёк.
Он целиком ушёл в свою газету.
Он видит мир через решётку строк,
А ветер доедает сигарету

Его. А мне... Мне хочется смотреть
В фонтан весёлый, брызги выше клёнов
Бросающий и на асфальта твердь.
В раскатистых и дерзких перезвонах

Студёных брызг ловлю такой задор,
Что спорит с беспокойностью июньской
И, будто светлый радужный костёр,
Жжёт холодом в ветвей проёме узком.


***

Живу без имени, без дома,
Без правды, без пути...
В щели скалистого излома -
Цветам произрасти,

Ветвям - янтарною смолою,
Надломленным, стекать.
Творцу всесильному - хвалою
Бессмертною воздать

За то, что сыновьям и дщерям
Спокойствия не дал
И в недра скал змеистым щелям
Вонзиться завещал...

Живу без дома, без покоя,
Печаль удочерив...
Над обессиленной волною -
Склоняться дугам ив,

В пути скитальцу - умилиться
Цветущею скалой,
А юной сосенке - налиться
Душистою смолой...

Живу без имени, без веры,
Без завтра, без вчера,
Дышу росой, туманом серым
И дымом от костра.

С тобой, мой берег, не остаться
На стороне одной...
Пророчу крыльями взвиваться
Костру - над вышиной!

Живу без имени, без света,
Ветрам отдав любовь...
Дождями ласковыми лету
Налиться до краёв!

Созвездьям радостных мгновений -
Вновь заиграть во мгле!
Звеня, колоколам прощений
Разлиться по земле...


МОЕЙ ЗЕМЛЕ

Никто ещё тебя не звал
Своей, как я зову,
Так не ласкал. не целовал,
Не мял твою траву,

С такою болью и тоской
За черноту обид
Не гладил трепетной рукой
Песок твой и гранит,

И глину красную (обвал,
Зияющий дырой)
К груди своей не прижимал
С такою теплотой...

Ревнуют вдовы мертвых прах
К объятиям твоим...
Земля моя! - ревную так
Тебя ко всем живым...


НА ЗЛОБУ ДНЯ

Чемпионат по глупости - в стране!
С вручением медалей и с парадом!
Смешно - до слёз! Смешно... как на войне,
Когда "щекотно" - под свинцовым градом!

Рассекший вглубь нутро твоё, как клин,
Оркестр какофонический победный
Пленил тебя, могучий исполин,
Усталый город мой, от зноя бледный...

Надежды - прахом! Но - утрите нос! -
В утеху вам с экрана - речь болвана,
Красивая, как кисточка волос
Плешивого вконец политикана!

О, обнадёжить мир - святой закон,
О, миссией такою - не гнушаться!
А вам - взамен распроданных икон -
Портреты знаменитых святотатцев!

Разжуй и выплюнь! Блеф! Как велика
Для всё имеющего - доля риска?
Достаточно ли одного плевка -
Плевка в лицо! - для предъявленья иска?

Что скажешь, шут, на то, что твой король -
Глупец от бога и твой враг заклятый?
Ты смейся, смейся, смейся - через боль -
До чёрных слез! - до хохота набата...


О ТЩЕТНЫХ УСИЛИЯХ

Не думай, что тебя поймёт осёл,
Хоть наизнанку вывороти душу,
Хоть лоб разбей о стену или пол,
Заблей и встань на собственные уши.

Не думай, что тоска твоя и боль
Хоть в ком-то сострадание отыщут:
На ранах слёзы оставляют соль,
А жалобы дают злорадству пищу.

Не думай, что, счастливым притворясь,
Ты в этой роли дерзкой преуспеешь:
Завистники тебя затопчут в грязь,
И ты мечтать о счастье не посмеешь.

Rambler's Top100


Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru