Станислав Айдинян

***

Земля фосфоресцирует кругами
Над бездною взволнованных теней
Их океан пучин морских темней, 
Там облака и смутны и туманны. 
И средин них, нехоженой тропой, 
Над плачем и страданием великим
Тань Данта, что Овидием влеком. 
Пусть путь его - дойти по дну бытия
До лестницы Иакова священной, 
Которая вздымает в вечный свет
Тех, кто земные разрешил оковы, 
Тех, для кого исчезли "Да" и "Нет". 

АЛЬГАМБРА

Какие странные названья
Встают из глубины веков…
На башне пламенной Альгамбры
Есть призрак - маятник часов. 
Над ним, над тучами - созвездья, 
В них тонет тихий ход минут, 
А во дворе, вблизи фонтана,
Нас чьи-то тени тяжко ждут. 
Кто вколдовал зверей во мрамор? 
Кто в чёрный камень львиный гнев -
Клыков оскал, горящий адом, 
Вковал и запер от всех?.. 
И кто неслышно, словно кошка, 
Крадётся в полночь галерей, 
Когда из малого окошка
На башне свищет соловей?.. 
Когда весна вокруг, цветенье, 
Альгамбры сказочный дворец
Весь в ожиданьи озаренья -
На башне - солнечный венец…

***

В воздухе дорога, -
Путь мой млечный
Небо поит белым молоком. 
Вижу - тихо вьётся Бесконечность
Тускло-звёздно-искристым дымком. 
Верю в то, что звёзды, разгораясь, 
В бездны душ глядят из полумглы, 
Что над нами, мыслями свиваясь, 
Разум-Логос дремлет до поры, -
Мы живём во снах его, живого, 
Мы лишь только "анимы" его; 
Мысли мы, мы дрёмы, -
Полубоги, - полутени, 
Полу-ничего…

ВОДА

Вода, твой призрак дождевой -
Русалка в струях водопада, 
Ты можешь выветрится в зной, 
Но в глубине твоей - прохлада. 

Вода, - ты горе берегов, 
Тобой смываемых, как время, -
Уносишь ты годов песок
На дно, в тягучее забвенье. 

Необозримый горизонт
Пузырчатой, свирепой пены; 
Накаты штормовых валов
Как дней бегущих перемены. 

ПАМЯТЬ

Не ветхой паутиной сна, 
Не древнею, потерянной монетой, 
И не стихотвореньем Фета, 
В котором - поле, ночь, луна, 
Нет, память - это дикий водопад, 
Бурлящий тем, что чувства сохранили, 
Его стремнина тонет лишь в могиле, 
На дне которой - тишина. 

***

За зеркалом холста мерцают города, 
Астартой глубина, 
Голем пространства -
Основа женственности - кисти постоянство, 
Во всяком случае, не только свет и тьма…
О Праге, о Париже - отраженья, 
Рисует жизнь душ городов движенье
Через века они восходят в нас, 
Её душой и солнцем стал пейзаж
Воистину и кроткий и глобальный, 
А творчество есть молот с наковальней…

***

В театр веков распахнуты врата, 
Тевтонский меч давно вморожен в камень. 
Тетрарх заснул. Желтеющий пергамент…
Не шелестит по-гречески строка. 
Нить освещает белые огни, 
В гробнице череп сторожит мгновенья, -
Не перекрыть всецелостного бденья
Той чуткости, - без носа, без лица…
Над миром Логос сознаёт себя, -
Он домышляет судьбы, дни, соцветья, 
Орнамент мыслей, снов, тясячелетий, 
В его рассвете Пирамида льда -
Астральный свет грядущих огнелетий…

***

Корабль снов дрейфует под луной, 
Одет её безумными лучами, 
Он отражает страсть своей кормой, 
Он жизни ветер ловит парусами; 

Но сон пройдёт и призрачный корабль, 
Что снится как седым, так и безусым, 
Причалит к прозаичным берегам, 
Иль разобьётся о скалу бездушья…

ЭПИТАФИЯ XX ВЕКУ

Огонь горит меж Марсом и Луной, 
Вступает змей в права и полномочья, 
И ветер веет по шипам двустрочий
И смысл бытия - как облачный фантом. 
Не в букву слова, в шквала бурелом
Вложил Творец своё благословенье; 
Не слышат Бога и его велений
Кто в стойло жизни тяжко погружён. 
Лишь изредка, в тумане, там, где храм
Века назад был вознесён главою, 
Неясно слышим пенье с аналоя, 
Проскопия звучит вослед орлам…
Мы знаем тайну - мира больше нет. 
Мы знаем, испустила дух планета, - 
Лишь видимость души, чья песня спета
Средь призраков пустеющих химер.

Rambler's Top100


Яндекс цитирования

Рейтинг@Mail.ru