Понедельник, 01 июня 2020 00:00
Оцените материал
(0 голосов)

АЛЕКСАНДР КАРПЕНКО

«СЕРДЦЕ – САМАЯ ЭРОГЕННАЯ ЗОНА»
(Лада Миллер, Мурашки для флейты. Повести и рассказы.
Халландейл Бич, Флорида, Blue Ocean Theater Studio, 2019)

Вот и случилось то, о чём, наверное, мечтали многие поклонники таланта Лады Миллер: увидела свет книга её прозы. И люди, которые зачитывались«Мурашками» на фейсбуке, наконец-то могут подержать в руках волшебный белый том в твёрдом переплёте. Лада Миллер – писательница уникальная. Словно бы в ней уживаются сразу несколько разных авторов. В «Пигалице Агате» мы видим и детскую писательницу, и автора философской прозы, и автора женского романа об утраченной и вновь обретённой любви. Помните, Макс Волошин говорил юной Марине Цветаевой, что в ней спит с десяток «Петуховых». Волошин советовал молодой Цветаевой «отделить» всех этих Петуховых друг от друга и каждому из них дать слово и новое имя, чтобы в результате получилось 10-15 новых поэтов. В прозе Лады Миллер все творческие компоненты представлены в совокупности, «в одном флаконе». Нерасщепляемость на компоненты и многогранность, на мой взгляд, и сообщают значительность творениям любого писателя.

В «Агате» видимый мир сталкивается с невидимым. «Пигалица», пришедшая на помощь из тонкого мира, умеет читать мысли. Агата продолжает вслух любую недосказанную фразу героини. Это удивительный диалог! И что это, если не извечный Театр? Мы уже назвали, как минимум, три жанра этой замечательной повести. Но ведь это ещё и автобиографическая повесть. Мы узнаем массу подробностей из детства героини: что волновало маленькую девочку, как вели себя её родители. Поэтому повесть охватывает огромный временной промежуток в несколько десятилетий. Вот только детские воспоминания в повести быстро заканчиваются. Нельзя же, в конце концов, расстраивать маленькую Агату ретроспективой грустных событий из далёкого прошлого. Думать о плохом, без настоятельной необходимости, вообще не желательно. «Пигалица Агата» – это постоянный диалог взрослой женщины с ребёнком в себе. Агата материализуется и предстаёт очаровательной девочкой, из плоти и крови, похожей на героиню повести в детстве. Это вызволенный из глубин подсознания пласт воспоминаний и ностальгии – о чём-то трепетном и дорогом. Ребёнок возвращает взрослой женщине свободу восприятия мира.

В «Агате» есть послание маленького ангела, и это, на мой взгляд, важно для всех нас, рождённых на земле: «Никогда и ничего не бойся. И не забудь про запас добра». Путь к счастью порой идёт через потери. Не заплатишь утратой и болью – не обретёшь душевного исцеления. Каждому человеку нужен баланс памяти и забвения, словно бы говорит нам писательница. Время, отпущенное на жизнь, дано нам для духовной учёбы. «Пигалица Агата» – это своеобразный урок обратной перспективы, о которой писал в своё время Павел Флоренский. Это умение переселяться мысленно в другого человека и видеть окружающий мир с другой точки зрения. Увидеть самого себя глазами постороннего человека. Эгоистическая приверженность своему взгляду множит непонимание между людьми. Тат твам аси. Я есть ты – этот принцип положен и в основу других произведений Лады Миллер, которые вошли в книгу «Мурашки для флейты».

Писательница переселяется в своих персонажей, даже когда в конкретном сюжете они противодействуют друг другу. Это и есть самое сложное. Лада Миллер выступает здесь как философ-мистик. Послушайте, что говорит Агата: «Весь мир похож на одно большое яйцо. Наша вселенная это желток, а всё, что над и вокруг, это белок… каждый из нас после смерти в этот белок попадает, и вот тут-то и начинается самое невероятное. Человек начинает чувствовать за другого». Лада Миллер рисует ангелов существами беззащитными, но зато отчаянными и бесстрашными. Урок по переселению душ, который героиня берёт у Агаты, приводит к тому, что она сама на время превращается в ангела. Лада Миллер – писатель правдивый. Она говорит: «Не я пишу этот сценарий, а жизнь». Жизнь как великодушие, как самопожертвование, как любовь – вот её кредо. И, глядя на то, как она бесстрашно спасает своих канадских пациентов от смертельного коронавируса, мы понимаем: слова не расходятся у неё с делом. Писатель и человек – одно целое.

Книга «Мурашки для флейты» убеждает меня в том, что Лада – мощный, фактурный прозаик. «Боль поднимается из горла, забивает рот, уши, глаза». «Пустота внутри была похожа на колокол без языка». «Я заблудилась. Заблудилась не от слова блуд, от слова любовь». «Преданная женщина – всё равно что проданный букет». «Для мужчины полюбить женщину – это всё равно, что получить в подарок книгу Фрейда на китайском», «Без веры – как без неба – воздуха нет». «Если есть на свете Бог, то у него обязательно детское лицо». Даже эти беглые цитаты позволяют сделать вывод: конечно, это не «проза поэта», а самобытная проза уверенного в себе мастера слова, который одинаково хорош в самых разных жанрах.

Повести и рассказы Лады Миллер написаны в духе мистического реализма. Многие произведения базируются на её врачебной практике. Романтика в мироощущении и сноровка в повседневной жизни – вот что объединяет её героев. Любовь в «Мурашках для флейты» – парадоксальна и нелинейна. Наверное, никто так много не пишет о счастье, как Лада. Какое оно, человеческое счастье – инфракрасное или ультрафиолетовое? Есть ходячее и не совсем верное мнение о том, что женщин лучше всего знают мужчины. В повести «Эрогенная зона» самые задушевные мысли автора об особенностях женского восприятия мира вложены в уста мужчины, женского доктора. «Женщина вся – эрогенная зона». «Самая эрогенная зона у женщины – это её сердце». Об этом знал Александр Сергеевич Пушкин, он умел доставить удовольствие женщинам, для начала, просто изысканной беседой. И они переставали видеть в нём маленького некрасивого мужчину.

Проза Лады увлекательна и остросюжетна, с преобладающим в ней хэппи-эндом. Её проза синтетична. Благодаря отменному чувству юмора в её произведениях соседствуют трагическое и смешное. Например: «Вдруг понимаю, что не помню, когда последний раз смотрелась в зеркало. Нет, ну с утра, конечно, смотрелась. В боковое. Когда ресницы красила». Перу Лады Миллер принадлежит и такая удивительная метафора: беременная женщина, это – человек-матрёшка. Русская матрёшка демонстрирует нам сразу несколько поколений людей. Мама рождает дочку, та, в свою очередь, тоже рождает дочку и т.д. Так что у русского сувенира, который продаётся на Арбате, есть своя эзотерическая составляющая. Эти мысли тоже можно почерпнуть в «Мурашках для флейты».

Произведения Лады Миллер, при всей их жизненности, часто носят приключенческий характер, дух захватывает. Порой в коротком рассказе автор рассказывает только что сочинённый миф («Хава Нагила», «Чувство родинки»). Повести и рассказы Лады поражают неиссякаемым жизнелюбием. Писательница-врач лечит своих читателей стойкостью и оптимизмом. Её большое сердце «само прыгает к ним в руки». Жизненный опыт врача соединяется с творческой фантазией поэта. Несмотря на то, что «мурашками» названа только одна из повестей, эта тема проходит через всю книгу Лады. «Мурашки» – это момент сцепления чуда и действительности, мужского и женского начала. Мурашки – это псевдоним счастья, ник настоящей жизни. И у читателей то и дело ползут по спине мурашки.

Рассказы Лады Миллер непредсказуемы по жанру. Это может быть и трагикомедия («Восьмой день недели»), и рассказ-воспоминание («Гормон Гормоныч»), и один день из жизни семьи («Хава Нагила»). Лада Миллер тонко строит диалоги, у неё есть несомненный дар драматурга.

– Ты не толстая, ты прекрасная, – засмеялся он.
Мне стало грустно, и я заплакала.
– О чём ты плачешь, птенец? – удивился он.
– О нас, – ответила я всхлипывая.
– Не стоит, – вздохнул он.
– Почему?
– Потому что мы с тобой – две башни. Мы охраняем друг друга.
– От чего? От кого?
– От счастья.
– Зачем?
– Наше счастье невозможно пережить.

Рассказы Лады порой нельзя пересказать словами. Это – настоящая лирика в прозе. Даже когда Лада берёт традиционные сюжеты, например, любовный треугольник, она решает их нестандартно. Жёны побеждают любовниц в прямом противостоянии. Побеждают либо хитростью («Бессердечная»), либо упорством и умением прощать («Восьмой день недели»). Но «хитрят» не только женщины. Мальчик Савушкин «заманивает» свою учительницу к себе домой, чтобы она познакомилась с его папой («И слепящее солнце в окне»). Писательницу привлекает всё нестандартное, нешаблонное в жизни. Она – мастер неожиданной концовки, и это важно для её прозы не меньше, чем богатый лексический словарь. У рассказов есть интрига! И она разрешается не так, как мы того ожидаем. Произведения Лады Миллер помогают нам переосмыслить многое в нашей жизни. Возможно, это прозвучит парадоксально, но я рекомендую «Мурашки» для чтения, в первую очередь, мужчинам. Чтобы лучше понимать женщин.

Прочитано 488 раз

 



Рейтинг@Mail.ru
Яндекс цитирования