Среда, 01 сентября 2021 00:00
Оцените материал
(0 голосов)

От редакции: начиная с 2019 года, являясь информационным спонсором Международного Грушинского Интернет-конкурса (МГИК), журнал «Южное Сияние» размещает на своих страницах произведения победителей и лауреатов ежегодного конкурса. В 11-м Международном Грушинском Интернет-конкурсе победителями в номинации «Поэзия» стали Майк Зиновкин (Архангельск) и Никита Брагин (Москва), победители в номинации «Малая проза» представлены двумя именами из трёх – Ганной Шевченко (Москва) и Ильёй Криштулом (Москва). Также «ЮС» публикует стихотворения и рассказы лауреатов конкурса Вадима Гройсмана (Петах-Тиква), Татьяны Поповой (Москва) и Алексея Жукова (Рига).

 

АЛЕКСЕЙ ЖУКОВ
Рига

СЧАСТЬЕ ПО АКЦИИ
рассказ

Магазин Андрей нашёл в конце улицы. Ничем не примечательное здание, притулившееся к веренице таких же обшарпанных трёхэтажек, первые этажи которых сдавались под торговые площади. Но в отличие от «соседей», сменивших старые витрины на современные стеклянные фасады, он сохранял свой первозданный вид.

Окна в потрескавшихся деревянных рамах выглядели пустыми глазницами. Осевший на стёклах многолетний пласт грязи скрывал внутреннее убранство. Потемневшая дверь также не привлекала внимания обывателя. И лишь старая вывеска «Товары для магии» говорила о его сомнительной, но всё же коммерческой стезе.

У входа он чуть не споткнулся об мешки с цементом, прислонённые к штабелю регипсовых листов. Какой-то ремонт планировался и здесь. Хотя фронт работ наверняка предполагал гораздо больших ресурсов.

Всё это Андрей фиксировал автоматически, как профессиональный строитель. Скорее это было просто способом уйти от волнения и сомнений. В конце концов, пришёл он сюда совсем не за этим.

А волновался Андрей изрядно.

На двери белела приклеенная скотчем распечатка: «Закрыто на ремонт». Человека невнимательного это отвадило бы на раз. Но он сразу разглядел едва заметную приписку от руки: «Но не для искателей счастья».

Да и шёл он сюда не наугад.

Немного потоптавшись на пороге, Андрей всё же взялся за ручку. Подпружиненная дверь подалась с трудом, но без ожидаемого скрипа. Едва он переступил порог, как та так же беззвучно захлопнулась.

Несмотря на солнечный день, свет пробивался сквозь замызганные окна слабо. Разгоняла сумрак одна единственная лампочка, болтавшаяся под потолком в пыльном плафоне.

Помещение магазинчика было небольшим, ещё больше его сужали нагромождённые у стен коробки. Кое-где валялись те же мешки с цементом, ведра, шпатели. У двери в подсобку стояли две стремянки и кейсы с инструментами.

Из общей обстановки ремонта выбивались лишь массивная дубовая стойка в глубине помещения, ноутбук на ней, да продавец, лениво теребивший колесико мышки.

Андрей нарочито покашлял.

Продавец поднял глаза, и широко улыбнулся.

Лет тридцати, одетый в неброский, но подчёркнуто стильный деловой костюм, он бы уместнее смотрелся в каком-нибудь офисе «Москва-Сити», чем здесь. Зачёсанные назад тёмные волосы, аккуратная бородка да холёный цвет лица выдавали в нём любителя барбершопа. А очки в тонкой прямоугольной оправе довершали классический образ так называемого эффективного менеджера.

Вот только было что-то в пристальных серых глазах способное отпугнуть даже самого безбашенного гопника.

– Добрый день! – «Менеджер» поднялся и протянул руку.

Андрей ответил на рукопожатие. По пальцам словно пробежал небольшой разряд.

– Прошу извинить, но мы закрыты. Ремонт. – Продавец сокрушённо развёл руками. – Да и инвентарь мы более не продаём.

– Да я как бы не за этим, – Андрей покосился на коробки в углу. – Мне сказали, что тут… Хотя, может я ошибся…

Он сделал шаг назад.

– А-а-а! – воскликнул продавец и заговорщицки подмигнул. – Наверное, вы заглянули за своим кусочком счастья?

Андрей кивнул.

– Тогда вы по адресу! – бородач приспустил очки и резко посерьёзнел. – Итак, вы готовы расстаться со своей бессмертной душой?

– Что? – Андрей попятился. – Нет-нет! Ни в коем случае! Мне сказали, что… По-другому совсем…

Продавец сел и примиряюще поднял руки:

– Шучу-шучу. Вам опять-таки сказали совершенно верно.

– Так вы… – Андрей смутился, но продолжил, – и есть дьявол?

– Ну что вы! Мастер уже давно не работает в поле. Даже мой непосредственный начальник, достопочтенный Бельфегор, предпочитает в последнее время скайп. Так что работа с клиентами легла на плечи нашего чертовского контингента.

Он снова подмигнул:

– Но, как говорится, плох тот чёрт, что не мечтает стать сатаной. Верно, эээ…

– Андрей. Андрей Васильевич.

– Борис, – чёрт шуточно поклонился. – Просто Борис. Уж простите, не привык я к этим отчествам. До этого всё по Европе работал, а там как-то не принято.

– Да, конечно. А вы, – Андрей показал глазами на зачесанную шевелюру, – действительно… чёрт?

Борис усмехнулся:

– А вас, наверное, смущает отсутствие рогов? Увы, это сейчас не в тренде. Рога, копыта и хвосты – это всё издержки застарелого мировоззрения. Как вот этот хлам! – он кивнул в сторону коробок. – В своё время чёрная магия была настоящей находкой! А сейчас? Ерунда, побрякушки, не способные склонить заблудшие души ко тьме.

– Вы и меня собираетесь склонять? – воскликнул Андрей.

– Ну вот видите! – чёрт всплеснул руками. – Конечно, нет! Ваша реакция лишь подтверждает наши исследования. Мы хорошо изучили «рынок» и поняли, что современный респондент не готов расстаться со своей душой на веки вечные. Даже за самые яркие перспективы.

Борис вытянул из кармана электронную сигарету, глубоко затянулся.

– Ад – это не только дым и пламя, – он выдохнул струю пахучего пара. – Это предприятие, которое идёт в ногу со временем. Поэтому, мы внедрили новое предложение – «счастье по акции». Про которое вы, наверняка, и услышали от своих знакомых.

– Говорили про какую-то скидку…

– Не просто про скидку. А про очень гибкую систему скидок! – чёрт поднял вверх указательный палец. – Мы больше не требуем за наши услуги душу навсегда. Современные рыночные отношения предполагают не столько частную собственность, сколько аренду мощностей.

– Не понял…

– Не заморачивайтесь, – продавец махнул рукой. – Не стану утомлять вас техническими нюансами Преисподней. Главное, что можете получить вы.

Он залез под стойку, повозился там и вытащил толстую стопку то ли журналов, то ли каталогов.

Цветной глянец гулко упал на столешницу, взметнув облако пыли, отчего яркие обложки будто засветились в поднятом мареве. Но даже когда пыль осела, страницы не утратили бледно-белого свечения.

– А предложить нам есть что! Ну же, смелее!

Андрей протянул руку, повёл пальцами по гладкому титулу. Свечение зыбким туманом расступилось между пальцев, но тут же сомкнулось вокруг. Колючий, неожиданно приятный холодок скользнул по фалангам, а по коже пробежал ощутимый разряд.

– Что… Что это? – оторопел Андрей.

– А это… Это визуальная составляющая энергии счастья. – Борис снисходительно хмыкнул. – Ну, или, если по-простому: знак качества. Гарантия того, что наш товар не фикция, и отвечает всем заданным требованиям.

– Прямо всем? – Андрей потряс головой, будто опомнившись. – Подождите! Вы так и не закончили по поводу платы! Что за скидки-то?

– Прошу простить мою природную забывчивость, – чёрт виновато поклонился. – Как я уже сказал, мы не требуем душу навсегда. Мы просто берем её в аренду. Разумеется, только после естественной кончины, и ровно на оговоренный в контракте срок.

– И сколько же придётся вариться в котле?

– Почему сразу «в котле»? Что за стереотипы? – обиделся Борис. – Есть же ещё сковороды, лавовые бассейны, паучьи озера, ледяные пики… И многое другое. Куда направят вас, это уже зависит от производственной необходимости.

Андрея передёрнуло:

– И всё же – сколько?

– А вот это определяется уровнем услуги. Калькуляция происходит из множества показателей. Качество, количество, аналог трудозатрат и человеко-часов, согласно актуальным показателям современного рынка. А далее – перерасчёт себестоимости вместе с наценкой на время пребывания в нашей… э-э-э… на нашем предприятии. И не беспокойтесь, мы следим за такими тенденциями, как скачки цен и инфляции.

– Да уж, – неожиданно согласился Андрей. – Цены сейчас и правда… Где это видано, чтобы кукла стоила тысячу евро?

– Что, простите? – чёрт удивлённо посмотрел на клиента.

– Кукла. Кукла-робот. Разговаривать умеет, ходить, смеяться. Даже писаться. Запоминает своё имя и отзывается на него. А ещё пахнет лавандой. Но стоит… Япошки, мать их…

Борис ещё с минуту озадаченно взирал на Андрея. Тот с секунду смотрел перед собой, потом махнул рукой:

– Не обращайте внимания. Это я о своём.

– В самом деле! – оживился продавец. – Какие, к дья… зачем взрослому мужчине, в расцвете сил, какие-то куклы! Взгляните!

Он вытащил из стопки цветастый каталог, и развернул его перед Андреем:

– Посмотрите! Какие цыпочки, а? Любая из них может стать вашей! А может, и не одна? – чёрт лукаво подмигнул. – Это, конечно, дороже. Но, по-моему, того стоит!

С ярких страниц на Андрея смотрели девушки в откровенных нарядах. Нет, не голые. Но латекс, блестящая кожа и ажурное бельё лишь подчеркивали и без того впечатляющие формы. А блестящие улыбки и откровенные позы вкупе с вожделеющими взглядами не оставляли сомнений в готовности «растерзать» его прямо здесь и сейчас.

Борис нагнулся над стойкой, заговорщицки посмотрев на посетителя:

– А может, у вас есть давняя страсть? Школьная любовь? Подруга, что не оставляет шансов на близость? Поможем и с этим! Любовь, конечно, не обещаем. А вот желание разбудим на раз. И какое! – чёрт закатил глаза. – И всего-то за лишние полвека аренды вашей души.

Андрей с полминуты пялился на глянцевых девиц. Потом замотал головой:

– Спасибо, но нет. Школьная любовь – и так моя жена. Да и вообще…

– Понял-понял, – уважительно закивал чёрт. – Вы – верный муж. Похвально. Окей, это убираем.

Каталог взмахнул страницами и улетел со стойки в дальний угол. Девушка с обложки укоризненно глянула на Андрея, но тут же исчезла среди коробок.

А на столе лежал уже новый «журнал».

Раскрытый посередине, он демонстрировал яркий постер, растянувшийся на две страницы. Атлетического телосложения мужчина лежал на шезлонге. В одной руке он держал бокал виски, а во второй – надкусанный хот-дог. Мужественные скулы обрамляли скупую, но бодрую и довольную улыбку. А глаза излучали безбоязненность и уверенность в себе. Даже несмотря на то, что мужчина был в одних плавках, а возле шезлонга набились снежные сугробы.

Андрей с трудом разглядел в его лице своё собственное. Это было совсем не то вечно усталое «нечто», что он видел по утрам в зеркале, собираясь на работу.

– Удивлены? А ведь – это и в самом деле вы! Если, конечно, позволите позаботиться о вашем здоровье. Нет-нет, – чёрт помахал пальцем, предвосхищая его вопрос. – Это не бессмертие. Но благодаря данной программе здоровье ваше будет непоколебимо до самого конца! Даже насморк не коснётся! Я уже не говорю про потенцию… – хихикнул он. – Но это уже шло, как дополнение. Стоило, по-моему, лет двадцать пять к основной сумме.

– Так себе бартер, – скривился Андрей. – Как в анекдоте? Умереть здоровеньким? Чтобы потом ещё отдуваться в ваших застенках?

– Скажете тоже… Застенки… – чёрт захлопнул каталог и бросил за спину. Тот недовольно зашелестел и упорхнул в дверной проём подсобки. – Ну а цена… Тут уж извините. Вы, люди, сами задрали цены на здравоохранение. Ладно…

Борис разложил перед собой оставшиеся каталоги. Один за другим они скидывались на пол:

– Это вряд ли, – комментировал нечистый, – это тоже… М-да, и это не по вашу душу. Остаётся, разве что…

На столешнице остался одинокий «журнал» с золотистым знаком доллара во всю обложку.

– Деньги, – чёрт хлопнул по глянцу. В невозмутимом доселе лице скользнуло раздражение. – Просто деньги. Прямая конвертация адских мук в наличные средства. Можно, конечно, и безналом, но тогда ещё будет процент за обслуживание. Вы как хотите?

– Спасибо! – вопреки ожиданиям чёрта, слова про муки посетителя не смутили. – Наличка меня вполне устроит.

– Хорошо. Итак, какую сумму вы желаете? И, кстати, тару приготовили? Бесплатный кейс полагается только при сумме в миллион и выше.

– Ай, – улыбнулся Андрей. – Не надо. По карманам распихаю. Тысячи долларов мне вполне хватит.

– Что? – Борис не поверил собственным ушам. – Тысяча? Одумайтесь! Вам сейчас доступно настоящее богатство! Купаться в деньгах! Всю жизнь шиковать и плевать всем на головы! Одумайтесь!

– Да не, – смущённо повторил Андрей. – Зачем плевать? Да и купаться я в речке люблю. Тысячи хватит. Сколько это будет… на ваши?

Чёрт сжал кулаки, в глазах мелькнули искры.

– Пятнадцать суток огненной геенны, – процедил нечистый. – Вы действительно уверены?

– Да-да. Где расписаться-то надо? – Андрей озадаченно посмотрел на свою кисть. Потом на Бориса:

– Кровью, наверное?

Тот молча достал сканер для отпечатков и тонкий конверт:

– Просто приложите палец. Угу. Спасибо. Вот ваш гонорар.

Андрей достал из конверта пачку соток, быстро пересчитал. Потом суетливо запихнул «франклинов» в бумажник.

– Ну… Прощайте, что ли, – он ещё раз смущённо улыбнулся.

– До свидания, – уточнил чёрт. – Пускай и не долгого.

Последние слова были обращены уже в спину Андрея.

Борис кашлянул, и каталоги слетелись, уложившись под стойкой в аккуратную стопку. В помещении вновь воцарился лёгкий полумрак.

За спиной Бориса скрипнула ведущая в подсобку дверь. Затем показались могучая спина в спецовке, коротко стриженный затылок и башня из коробок, раскачивавшаяся в волосатых руках.

Борис укоризненно посмотрел на выбивавшиеся из-под штанин комбинезона копыта.

– Степан! Ну куда это годится?!

Здоровяк опустил коробки в угол возле остальных, распрямился и гулко выдохнул. Замызганная кепка сползла на бок, но правый рог не дал ей соскользнуть с потной залысины.

– Что естественно, то не безобразно. И вообще, какого чёрта? Я ж не гуляю без штанов! Хвост вон даже затёк.

– Я тебе не про приличия. Мы же с клиентами работаем! И должны выглядеть привлекательно.

Степан облокотился на стойку. Вытащил из-за уха папиросу, покатал её в зубах:

– Ну и много наработал… привлекательный?

Борис замялся:

– Не очень. Пятнадцать человеко-суток для котельной девятого круга.

– Эх, молодёжь… – Степан закатил глаза. – Помню вот, в семнадцатом, сразу после февральской…

Борис отвернулся. Если старого чёрта понесло, это надолго. Он уже тайком кликнул по браузеру, как вдруг заметил плоский прямоугольник, валявшийся у входной двери. Он был овеян аурой белого света, наподобие знака «счастья», только гораздо ярче.

– Что это?

Степан обернулся и посмотрел на находку коллеги. Затем подошёл, аккуратно взял кончиками пальцев и, морщась, кинул на стойку.

– Смотри, не обожгись.

На столешнице лежала фотография. Из тех, что суют в кошелёк и клеят на панель автомобиля.

Давешний посетитель Андрей обнимал женщину, примерно тех же лет. Оба улыбались, морщась полуденному солнцу. А между ними, обняв обоих за ноги, шутливо повисла курносая девчушка. Веснушки на детском лице отражались сквозь глянец снимка, будто игривые огоньки.

– Что это? – повторил Борис, так и не рискнув притронуться.

– Счастье. – Степан вытер руки о спецовку. – Чистое, без примесей и добавок. Концентрат.

– Не понимаю… – пробормотал молодой чёрт. Озадаченно, даже как-то жалобно посмотрел на старого. – Зачем тогда продаваться за какую-то тысячу баксов?

– Я ж говорю – молодёжь. – Степан похлопал его по плечу. – Да, в Европе ты засиделся. Не понимаешь местного колорита.

Борис надулся:

– Какого ещё, нах…, колорита???

– А не, чему-то научился, – одобрительно хрюкнул здоровяк. – Но не главному. Ты глянь на эти глаза.

Взглядом он указал на веснушчатую девчонку на фото. Широко раскрытые, яркие, пронизывающие своей глубиной глаза были преисполнены радости и восторга.

– Да затем! Затем, чтобы видеть такие глаза, можно и душу отдать! Если ты, конечно, отец.

Прочитано 62 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

 



Рейтинг@Mail.ru
Яндекс цитирования